11.11.2020

"Газета Культура" 09 ноября 2020

Ректор Московской государственной академии хореографии, курирующая подготовку артистов балета в трех из четырех региональных культурных кластеров, рассказала «Культуре», с какими трудностями столкнулся проект и почему первоклашки из Калининграда вынуждены пока учиться в столице.

По поручению президента РФ Владимира Путина, которое было дано в 2018 году, в четырех городах России — Владивостоке, Калининграде, Кемерове и Севастополе — к концу 2023 года должны быть созданы огромные культурные центры. Их цель — повысить качество жизни удаленных от столиц регионов. В этих четырех кластерах запланированы филиалы знаменитых российских оперно-балетных театров — Большого и Мариинского, и главных музеев страны — Эрмитажа, Третьяковской галереи и Русского музея.

Надо отметить, что лишь один крупный объект уже построен и работает — это Приморская сцена Мариинки во Владивостоке. Она была открыта еще в 2013 году и вошла в состав одного из культурных кластеров позднее.

Региональные проекты включают и образовательные учреждения, которые должны обеспечить театры и другие культурные учреждения кадрами. Это хореографические училища, музыкальные школы и сеть вузов под названием «Высшая школа музыкального и театрального искусства». Они создаются под эгидой старейших учебных заведений Москвы и Санкт-Петербурга: Центральной музыкальной школы (ЦМШ) при Московской консерватории имени Чайковского, Московской государственной академии хореографии, Российского государственного института сценических искусств.

Образовательная инфраструктура в рамках культурных кластеров еще не построена. Но при этом образовательный процесс начался: еще осенью 2018-го набрали первых учеников во Владивостоке, а через год в остальных городах. Сейчас они занимаются в помещениях других учебных учреждений. Их скитания должны были прекратиться нынешней осенью: согласно проекту к текущему учебному году планировалось открыть собственные образовательные комплексы, но они оказались не готовы, и будущие танцовщики и музыканты вместе с преподавателями опять остались бесприютными. Не возведены учебные корпуса, интернаты, жилые дома для преподавателей. То есть нарушена выработанная стратегия, направленная на то, чтобы в новые театры пришло новое поколение артистов и музыкантов, воспитанное в этих городах.

Народная артистка России, профессор Марина Леонова рассказала «Культуре», с какими трудностями ей, как куратору трех из четырех созданных в регионах балетных школ, пришлось столкнуться и как совместными усилиями губернаторам, педагогам и руководителям учебных заведений их удается решать, чтобы образовательный процесс не останавливался.

— Когда президент поручил создать во Владивостоке, Калининграде, Кемерове и Севастополе масштабные культурные кластеры с театрально-образовательными комплексами, то нам (Московской государственной академии хореографии. — «Культура») доверили Калининград. Там, на острове Октябрьский, в центре города откроют филиалы Большой театр, Третьяковская галерея, Российский институт сценических искусств. В образовательном центре будут соседствовать хореографическое училище, «спутник» нашей Академии, и музыкальная школа — филиал ЦМШ при Московской консерватории. Там будут учебный театр и балетные залы, общеобразовательная школа, бассейн, спортивные площадки, благоустроенные интернаты. Мы включились в калининградскую программу на этапе проектирования, поэтому смогли дать рекомендации по количеству и размерам залов, расположению в них зеркал и окон, составляли перечень необходимой мебели и техники… Потом, в 2019-м, прибавился Владивосток, он перешел к нам от Академии русского балета имени Вагановой, которая открыла в Приморье свой «спутник», но позже отказалась от проекта. Мы сделали два набора детей, и сейчас они уже танцуют в спектаклях Приморской сцены Мариинского театра. С художественным руководителем Валерием Гергиевым и главным балетмейстером Эльдаром Алиевым у нас работа налажена.

Наше третье дочернее училище — в Кемерове, оно войдет в состав кластера искусств, строящегося в Кузбассе. Там тоже появится новый театр — репертуарный, с профессиональной труппой, и ему, конечно, необходима своя балетная школа. Во всех трех городах набраны дети, сформированы прекрасные педагогические коллективы.

— То есть все уже работает, а в чем же проблемы?

— Проблема, и огромная, только в одном: нам ни в одном из кластеров до сих пор ничего не построили. Калининградских первоклашек мы взяли в Москву — в городе-анклаве нет ни школы, где они могут учиться, ни интерната, где они могут жить.

— Скольких ребятишек из Калининграда вам пришлось приютить?

— Полный класс — 18 детей. Они сейчас занимаются в нашей школе и живут в нашем интернате.

— В Калининграде уже второй год обучаются ребята по программе дополнительного и предпрофессионального образования. Почему их не привезли в столицу?

— Два года назад, набирая первых учеников, мы полагали, что образовательный комплекс будет построен и примет воспитанников в первых числах октября 2020 года, и потому свой стартовый класс мы сформировали только из калининградцев. Они живут дома и учатся в обычных школах. Хореографией занимаются в областном Центре культуры молодежи, который временно и абсолютно бескорыстно приютил нас. Абитуриентов нынешнего года мы не ограничивали местом прописки, и в первый класс поступили ребята из Омска, Челябинска, со всей страны, так что, конечно, им необходим полный пансион.

— А как обстоят дела во Владивостоке и Кемерове?

— Во Владивостоке нас прекрасно принимает частная школа при Университете экономики, там есть интернат, залы, но нам их уже тоже не хватает. На помощь пришла Приморская сцена Мариинки, предоставив ученикам возможность безвозмездно заниматься в утреннее время. В Кузбассе уроки ведутся на базе Кемеровского государственного института культуры. В классе только местные ребята, они после учебы отправляются по домам. Нам помогают все губернаторы, они болеют за культурную жизнь регионов и понимают, что начинать нужно с учебных заведений, чтобы, когда будут возведены театры, кадры для них уже подрастали.

— Основная причина задержки строительства — пандемия?

— Ковид тоже сыграл свою роль, но не решающую: доступ к стройке был ограничен весной и недолго. Причина, скорее, в том, что поменялся фонд, отвечающий за строительство, и подрядчики. Сейчас к процессу подключился заместитель председателя Правительства РФ Марат Хуснуллин, он строитель, объехал все города, где возводятся культурные кластеры, проанализировал ситуацию и дал поручение, чтобы к 1 сентября 2021 года школы уже смогли принять учеников. Очень надеюсь, что сроки на этот раз выдержат и будет выполнено поручение президента, а образовательные комплексы наконец станут украшением и гордостью городов. Сами проекты — замечательные, в них предусмотрено, кажется, все: удобные залы и классы, места отдыха, уютные интерьеры в комнатах интернатов. Программы сделаны, с одной стороны, с большой любовью, а с другой — использованы новейшие технологии. Думаю, что когда центры наконец будут построены, они будут комфортнее и современнее нашей любимой Академии в Москве!

— Получается, стройка опаздывает на год?

— Да. И мы оказались в непростой ситуации. Во Владивостоке купили автобус, чтобы возить учащихся из балетной школы, которая строится на острове Русском, в Мариинский театр — он в центре города, на материке. Заказали рояли и пианино, по 20 инструментов «уехали» в каждый город. Теперь арендуем помещения, чтобы хранить материальную базу, которую уже приобрели.

— А как вы оцениваете кадровый состав? Руководителями школ на местах довольны?

— Они понимают свою ответственность, отлично работают, мы проводим с ними курсы повышения квалификации в рамках нацпроекта «Культура». Директор Владивостокского филиала Евгений Бахтеев, он из тех, кто создает новый облик приморской столицы, участвовал в разработке филиала Мариинки. Во главе Калининградской школы — Артем Шпилевский, прекрасный профессионал, в недавнем прошлом солист Большого театра, выпускник МГИМО, специалист по юриспруденции. В Кемерове — грамотный местный директор Инга Пузырева, а худруком назначен наш магистрант Алексей Савин. Во все школы с радостью едут преподавать наши московские выпускники. Не в командировку — они хотят там жить. Пока мы снимаем им квартиры, но во всех комплексах запланированы жилые дома для педагогов и работников театров. И, кстати, пока что строительство этих домов даже опережает возведение самих школ.

— Ведь Московская академия хореографии участвует и в национальном проекте «Культура», рассчитанном на шесть лет?

— Да. Нацпроект «Культура» включает три федеральных проекта, и мы реализуем тот, что называется «Творческие люди». Нам выделили деньги на закупку хорошей аппаратуры — телевизоров с большими экранами, мощных компьютеров, микрофонов, электронных роялей. Мы получили возможность обучать детей в режиме онлайн, на высоком техническом уровне. Многие иностранные студенты пока приехать не могут, но с удовольствием занимаются со своими сокурсниками. Наши ученики — представители разных стран, от Японии до Америки, и мы преодолеваем расстояние и разницу во времени.

Также на базе нашей Академии создан «Центр непрерывного образования и повышения квалификации творческих и управленческих кадров в сфере культуры». Мы реализуем все программы: основные, высшие, дополнительные по нашему направлению — «хореографическое искусство». Работаем в основном в дистанционном формате. Но не только: много желающих приехать в Академию, походить по классам, посмотреть, как «вживую» проходят занятия. Один из важных смыслов нацпроекта — обучение педагогов. Это ведь и есть те самые «Творческие люди».

— Как наставники, среди которых немало специалистов почтенных лет, смогли адаптироваться в онлайн-пространстве?

— На виртуальных просторах педагоги освоились быстро, что меня удивило и обрадовало. Видимо, не в возрасте дело, а в желании. Профессор Людмила Алексеевна Коленченко перед первым онлайн-занятием безумно волновалась. По окончании сказала: «Как интересно, когда тебя слушает не только твоя аудитория, а вся страна! Такая польза — и для них, и для меня».

У нас сложился высокопрофессиональный коллектив. Все понимают, что работают в одном из старейших учебных заведений, которому почти два с половиной века. Мы гордимся, что в 2019 году наша Академия оказалась единственным российским вузом, вошедшим в предметный рейтинг ведущего мирового аналитического независимого агентства Quacquarelli Symonds (QS) по номинации «исполнительское искусство». Оценивались более 1200 университетов в 78 странах мира.